А теперь я хочу поговорить о вас, - тех, кто смотрит сейчас этот пост.

Потому что часто люди, когда слышат рассказы о тех, кто у нас уже побывал, поражаются сходству с самими собой и буквально кричат нам: "Да это же про меня!!!".


Людей, которые к нам приезжает на семинары по Нейро-лингвистическому программированию, условно можно разделить на три категории, и я буду по очереди о них говорить в трех постах, написанных в разных странах, вдохновивших меня на них. Интересно, узнаете ли себя вы в одном из обобщенных портретов? Одним словом, это я о том, кто приезжает, зачем приезжает и с чем уезжает.


Получилось так, что в марте мы за восемнадцать дней мы проехали на машине восемь стран. И почему-то в некоторые из них упорно ассоциировались у меня с конкретными категориями участников наших семинаров.

И тогда я решила воспользоваться тем увлекательным путешествием, чтобы рассказать не столько об НЛП, сколько о тех людях, которые за ним приходят.

Конечно, это очень разные люди и, прежде всего, это те, кто читал мои книги и после них сознательно меня нашел на нашем Береге Силы. Но все же среди них можно, как я уже говорила, условно выделить три основные категории.


Первая категория - самая многочисленная, она из раза в раз составляет примерно 2/3 группы: это профессионалы своего дела, стремящиеся к совершенству. По своей энергии, целеустремленности и чувству собственного достоинства они проассоциировались у меня … с Польшей, которую мы всегда проезжаем, куда бы ни ехали.


Польша – одна из самых пассионарных стран на данном историческом этапе. А в контексте Европы – пожалуй, наиболее пассионарная.

Люблю этот термин, введенный Л.Н.Гумилевым. Пассионарные люди, по его определению, это люди, которые обладают врожденной энергией, позволяющей им делать больше, чем требуется для личного и видового самосохранения, и выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы по видоизменению окружающей их среды. Термин пассионарности с успехом применим как к отдельным личностям, так и к целым странам и народам.

Так вот, Польша. Страна с великой историей и огромным культурным наследием. Родина Фредерика Шопена, Адама Мицкевича, Николая Коперника, Марии Кюри-Склодовской. Из наших современников – это страна кинорежиссеров Романа Поланского, Анжея Вайды, Кшиштофа Кислевского, и многих, многих других замечательных людей. Это страна, свято чтящая свои традиции – пожалуй, больше нигде в Европе нет стольких активно верующих людей (87% населения!), и нигде в Европе так не смотрят за храмами и за могилами своих предков.


Это первая страна пост-коммунистического пространства, которая повысила рейтинг своей экономики от развивающейся до развитой. Ее вклад в экономику стран Восточного блока – наибольший, вся Восточная Европа живет исключительно на польских овощах, фруктах и других пищевых продуктах. Скажу больше: это единственная страна, где имеет место самый длительный, зафиксированный в статистических данных, непрерывный рост валового продукта и продолжается он уже больше двадцати пяти лет! И это притом, что в начале 90-х экономика Польши находилась в полном упадке.


Сами поляки говорят, что, если на протяжении минувшей четверти века им удалось столько достигнуть, то они вполне имеют право быть оптимистами по поводу своего будущего. Они верят, что в течение следующей четвери века их страна будет продолжать развитие и догонит лучшие развитые страны Европы.


Почему-то мне тоже верится, что так оно и будет.

Хочется также отметить чувство собственного достоинства поляков. «Паньство польске гонорове», - говорили про Польшу их соседи-украинцы, с которыми, кстати, у поляков теперь вполне добрососедские и взаимовыгодные отношения. Поляки никогда ни под кого не «прогибаются». У них всегда есть собственное мнение по каждому вопросу, и «отдрессировать» их невозможно – ни США, ни России, ни Евросоюзу.

Когда въезжаешь в Польшу, немедленно замечаешь какое-то повсеместное целенаправленное движение в постоянном интенсивном ритме: поля обрабатываются, заводы что-то производят, повсюду в изобилии ресторанчики и кафе с проворным и в основном приветливым персоналом, люди активны и постоянно что-то осознанно делают. Это отнюдь не расслабленные и вальяжные страны южной Европы, где вас нигде, кроме как в МакДоналдсе, не покормят с 14 до 19!))


Как я уже говорила, категория «профессионалы своего дела» составляет у меня примерно 2/3 группы: это в основном психологи и врачи, а одна пятая из этих профессионалов – предприниматели, чей бизнес не связан ни с медициной, ни с психологией.

Основная их страсть – выбранная ими профессия. Эти люди стремятся к совершенству в том, что они делают. Им постоянно хочется расти профессионально, а заодно и личностно, хотя второе они осознают хуже, чем первое. Они достаточно прочно стоят на ногах и находятся в контакте с реальностью: С повышением своего мастерства они связывают и новые материальные возможности, и образование для своего ребенка, и успех в личной жизни.

Эти люди часто ездят на семинары по повышению своей профессиональной квалификации, и часто параллельно сами ведут такие семинары для своих коллег. Они очень любят своих детей и дорожат отношениями с ними: в выходные стараются быть с ними и куда-то сходить, – в гости, в кино, в цирк, в парк аттракционов, - но это только в том случае, если не предстоит какое-нибудь очередное профессиональное мероприятие, которое вне конкуренции.

В интернете эти люди, в отличие от большинства наших современников, не зависают: заходят в основном на профессиональные платформы, чтобы найти новости по своей профессии, читают монографии и вообще любую интересную литературу по своей специальности.

Эти профессионалы хорошо знают себе цену. По складу психики они - интроверты, приучившие себя общаться. Их стиль коммуникации достаточно ровный, но на самом деле они чувствительны и ранимы, в свой внутренний мир впускает очень и очень немногих.

Основная их боль – мало времени для общения с детьми. С одной стороны, они постоянно обеспокоены тем, где и как выкроить время на очередную учебу и как повысить свою квалификацию, как стать еще больше мастером в своей профессии, а с другой стороны, - грустят, что не могут проводить с детьми столько времени, сколько хотят. В них, как правило, присутствует этот постоянный внутренний конфликт между искренним желанием быть со своим ребенком и одновременным стремлением непрерывно совершенствоваться в своей профессии.

Как такие люди к нам попадают?

Как профессионалы, они неизбежно осознают в какой-то момент, что одних курсов по узкоспециальному совершенствованию им не достаточно. Как мы знаем, основные открытия делаются в основном на стыке наук, и психология – это то, что рифмуется с любой профессией. Особенно практическая психология.

Наши суперпрофессионалы долго выбирают, где им учиться, поскольку время – это основной капитал, который они могут инвестировать сами в себя, и оно у них в наибольшем дефиците. Но когда они выбрали и уверены, что это именно то, что им нужно, цена уже не имеет для них особого значения.

Позднее они нам говорят, что выбрали нас, ориентируясь на наш профессиональный уровень. Основная ценность наших курсов для них - в приобретении практических навыков и умений – того, что потом у них «всегда с собой», то есть, за чем не надо лезть за справкой в профессиональную литературу.

Но, конечно, втайне эти люди надеются и на личную проработку: НЛП привлекает их как раз возможностью проработки и при этом отсутствием необходимости полностью эмоционально раздеваться перед группой.

Кроме того, курс объявлен как обучающий, а не терапевтический, а этим людям очень сложно признать, особенно поначалу, что хорошо бы им поработать и со своим внутренним миром. А «поехать поучиться» в очередной раз – это как раз то, что они делают постоянно.

К третьему дню четырнадцатидневного семинара атмосфера в группе, по степени взаимного доверия, приближается к «семейной», и неожиданно приоритеты слушателей меняются. К категории слушателей, которую я сейчас описываю, чаще относятся женщины, и поэтому далее я буду их описывать на типичном примере одной из них.

Женщина-суперпрофессионал, достаточно быстро взяв от нас то, что ей нужно для ее работы, через три-четыре дня вполне осознанно переключается на личностную проработку.

И неожиданно для себя она вдруг обнаруживает, например, что втайне мечтает о романтической возвышенной любви, даже сама себе в этом не признаваясь. Мы выше уже говорили, что жизненные ценности и приоритеты такой женщины – это ее ребенок. И вдруг она осознает, что на самом деле только декларирует, что на первом месте у нее ребенок, а на поверку получается – профессия! А еще ее вдруг осеняет, что страсть к своей профессии возникает не только из-за самой профессии: профессиональное совершенствование – это еще и способ стать заметной не только для серьезных коммерческих предложений, но и для любимого мужчины – не важно, есть он в реальности или пока только в ее мечтах.

Есть ли у такой женщины страхи? Оказывается, что есть! Прежде всего, это страх некоей предопределенности и предсказуемости. Жизнь проходит по заранее известному плану, уже понятно, как все будет развиваться дальше, ребенок становится взрослым, а чего-то необычного и захватывающего, например, безумной романтической любви все нет. По сути, эта женщина ловит себя на том, что у нее происходит нечто вроде бегства в работу: там ее стабильно ценят и уважают, и там ей удается на время забыть, что у нее уже давно некий «День сурка».

Есть ли что-то, чем такой человек, - мужчина или женщина, - в жизни недоволен? Есть! Некогда остановиться. Расписана каждая минута. А хотелось бы больше пространства лично для себя и для творчества. Хочется расслабиться, понять, где я сейчас, чтобы осознанно творить свой мир, иногда делать что-то для себя, в том числе, и неожиданное. И, если речь идет о женщине, то, чаще всего, ей не хватает рядом мужчины, который был бы ее достоин. А абы кого она не хочет – слишком себя ценит. Иногда ее даже обуревают сомнения: а, может быть, это я какая-то не такая?

Что такой человек, - женщина или мужчина, - любит и что ненавидит? Любит и ценит профессионалов высокого класса и тех, кто стремится таковыми стать. С представителями противоположного пола чувствует себя несколько скованно, когда отношения выходят за рамки профессиональных, хотя очень легко общается с ними, когда это чьи-нибудь родственники или просто коллеги. Они на дух не переносят непрофессионализм и весьма категоричны в этом смысле. Они убеждены, что если ты – не профессионал, то тебе нечего делать в профессии, каким бы хорошим человеком ты ни был.

Как выглядит обычный день такого человека: например, женщины из этой категории слушателей? Она встает, чтобы проводить ребенка в школу. Общение у них очень открытое и дружеское. Эта мама, как правило, ощущает вину, что не общается с ребенком столько, сколько хотела бы. Они вместе мечтают, как поедут куда-нибудь отдыхать. Муж у такой женщины-суперпрофессионала, даже если он и существует, чаще всего, не играет в ее жизни ключевой роли. У них спокойные ровные отношения, без особой близости.

Итак, проводив своего ребенка в школу, женщина собирается на работу. Она одевается со вкусом, но очень просто, украшений носить не любит – в крайнем случае, по праздникам. Макияж у нее минимальный – только, чтобы в образе была некая стабильность - и только с использованием очень качественной косметики. Еду она обычно берет с собой – вовсе не потому, что у нее нет денег на кафе, а потому что предпочитает качественную домашнюю еду, поддерживающую здоровье. Кстати, она следит, чтобы ее ребенок питался качественно, но, если тому уж очень хочется чего-то вредного, то эта мама не всегда в силах ему противостоять. На работе у нее полная запись клиентов или пациентов. По дороге на работу она тоже не теряет времени даром: слушает профессиональную аудиокнигу или подкаст.

На работе наша героиня успевает перемолвиться парой слов с коллегами, а затем к ней идет поток клиентов или пациентов. С каждым из них она работает одинаково добросовестно, хотя кто-то ей симпатичен больше, кто-то меньше, но в сам момент встречи он – любимый и единственный. После ухода клиента-пациента она успевает сделать пометки по его поводу в своем журнале или ноутбуке. Ей это позднее пригодится, чтобы потом делиться своим профессиональным опытом.

Большую роль в воспитании ее ребенка играют родители – подстраховывают с обедами, тренировками, заезжают к нему, «пасут» до маминого возвращения домой и нередко просто живут с ним во время ее командировок.

Что же эти замечательные люди, среди которых на 1/5 мужчин, уносят с собой после обучения?

Про профессионально-коммуникативные навыки я не говорю: это то, что указано в программе, и это изначально гарантированный минимум.

Интереснее то, что они получают в личностном плане. Пожалуй, я просто процитирую трех типичных представителей из этой категории слушателей.

Одна женщина, относящихся именно к этой категории профессионалов, сказала: «Я даже представить себе не могла, как это я оставлю своего сына на целых две недели, и, в основном, поэтому мне было трудно решиться к вам приехать. Я и так-то вижу его редко, а тут – целых шестнадцать дней с днем приезда и отъезда… Но потом я точно поняла, что это было в большой степени именно для него. Теперь я понимаю, что важно не количество времени, проведенного вместе, а качество. Теперь я умею донести до него, как я его люблю. Что моя работа – это в каком-то смысле наше общее дело: это и его красивая одежда, и его блестящее образование, и его интересный отдых, и его дорогой спорт. И он тоже стал интересоваться моей работой. У нас с сыном после семинара качественно поменялись отношения – мы понимаем друг друга с полуслова!»

Цитирую мужчину-предпринимателя: «Мне стало легко коммуницировать даже с людьми, которых я раньше совсем не понимал. Но главное, я понял, что такое для меня моя семья, и что такое есть я для нее. Теперь я нашел способы, как на то время, пока я с семьей, полностью отгородиться от работы. И теперь мы проводим время так, чтобы это запомнилось каждому из нас на всю жизнь».

И вот что сказала еще одна «женщина-суперпрофессионал»: «Я поняла, что помимо работы мне нужно в жизни кое-что еще. И я теперь не боюсь сама себе в этом признаться. Проблема выявлена, переведена в ранг задач и целей. Двигаюсь в нужном направлении!»

Знаете, почему еще люди описанной мною категории ассоциируются у мен с Польшей?

В этой стране есть проблема оттока людей в другие страны: они едут зарабатывать деньги в Германию, Англию, Нидерланды, и всю тяжелую физическую работу здесь выполняют украинцы, которые по тем же причинам едут в Польшу. Такая же проблема есть и в прибалтийских странах. Но знаете, что отличает поляков? Они все мечтают вернуться в свою страну и вложить деньги в развитие своего дела на ее территории.

То есть, набираясь ресурсов и жизненного опыта где-то на стороне, эти люди стремятся вернуться домой и, в конце концов, домой и возвращаются.

Именно это и происходит с нашими «суперпрофессионалами» после семинара. Они осознают, что все, что они делают, это, в конечном итоге, для того, чтобы вернуться к самому себе, но уже в несколько ином качестве. Ведь можно вернуться «домой», то есть, в себя человеком, обогащенным новым опытом и энергией, крепко и уверенно стоящим на ногах, умеющим брать на себя ответственность за свою жизнь и жизнь своих детей и в полной мере испытывающим радость жизни.

Польша. Самая пассионарная страна: дом, из которого уезжают, чтобы вновь туда вернуться.


Надежда Владиславова


Просмотров: 0

© 2019 Надежда Владиславова