Безволие или бессилие?

- Мне помогает только спорт. Каждое утро я делаю интенсивную зарядку, три раза в неделю обязательно посещаю тренажерный зал - часа по полтора после работы, даже если очень устала.


Я каждый раз просто заставляю себя пойти позаниматься, а потом понимаю, как мне это было, на самом деле, нужно, - такое кайфовое ощущение! В выходные я много хожу, километров по десять, - и еще я очень мечтаю снова заняться танцами. Я ведь раньше танцевала…


- А как у тебя со сном?

- Вот со сном у меня, к сожалению, плохо получается. Мне столько всего надо прочесть по работе и столько написать… А еще мой муж постоянно звонит мне из командировок из разных стран, время у нас в основном не совпадает, и мне часто приходится часа по два разговаривать с ним, когда уже за полночь…

- Вы так долго обмениваетесь новостями?

- Да нет, это происходит больше в режиме монолога. Он рассказывает мне про обычаи страны, где он на тот момент находится. Он очень любит поговорить.

- А ты говорила ему, который у тебя час, и что тебе нужно бы выспаться перед работой ?

- Говорила, но он обижается, что мне не до него, как всегда. Приходится слушать его рассказы…

- Если ты не будешь спать, твои физические нагрузки тебе будут уже не в плюс, а в минус, ты же это понимаешь…

- Да нет! Я уже давно для себя поняла, что мой основной ресурс – это спорт. Если я занимаюсь спортом, то он все остальные мои сферы «вытягивает» до нужного уровня. Он дает мне энергию, хорошее настроение, держит меня в тонусе, и эту сферу, к тому же, я могу полностью регулировать. Чтобы выспаться, мне достаточно четырех-пяти часов. А вот если я не позанимаюсь спортом, то я сразу же это ощущаю: я совершенно разбита, и у меня полное бессилие.


- Ника, я - не твой терапевт. Но, если бы я была твоей родственницей, я бы непременно настоятельно посоветовала тебе обратить внимание на свой сон и отдых. Ты же сама понимаешь, что в том режиме, в каком ты сейчас живешь, спорт тебя, безусловно, заряжает, но энергия, которую он тебе дает, - это не подарок, а заём у твоего здоровья, да еще и с процентами.


- Да-да, ты права, я обязательно буду решать этот вопрос, но не сейчас, а чуть позже. Пока что меня спасают физические нагрузки.


Это почти дословная запись моего разговора с одной молодой коллегой Никой, - отличным практикующим психологом. Ника – тоненькая высокая девушка, здоровье у нее отнюдь не бычье, и производит она впечатление скорее хрупкости, чем силы.

Предчувствие у меня после того разговора было не самое хорошее, но запроса на терапию со стороны Ники не поступало, поэтому и оснований ее «лечить» у меня не было. Все, что можно было сказать своей коллеге в этой ситуации, не нарушая ее личных границ, было мною сказано: даже больше, учитывая наши приятельские отношения и разницу в возрасте почти в двадцать лет. А живем мы с ней в разных странах. До нашего с Никой короткого разговора она существовала в описанном выше режиме около года.


Результаты не заставили себя ждать. Вскоре Ника свалилась с жесточайшей ангиной, которую ей пришлось лечить антибиотиками. А потом – следующая жесточайшая ангина, почти без перерыва. Прежние антибиотики уже не работали, и врач назначила повторный десятидневный курс уже с другими антибиотиками.


Понятно, что здоровье у девушки сейчас основательно подкошено. Ника сейчас пытается его восстановить, и я верю, что у нее все получится, хотя моментально это, конечно, не произойдет. Кроме того, у нее как будто пошатнулась воля.


В тренажерный зал она, по понятным причинам, дорогу забыла. Для нее проблематично даже просто вытащить себя на улицу, кроме как по самым необходимым делам: Нике это сложно, как физически, так и психологически.


Ника – частный пример того, как порой обходимся с собой и мы сами. Свое нежелание что-либо делать (как Ника не хотела идти в тренажерный зал), мы приписываем «отсутствию силы воли», в то время как налицо настоящее отсутствие сил.

То, что произошло с Никой, имеет свое «биохимическое» объяснение.


Наше психологическое состояние счастья, -, когда я окрылен, у меня все замечательно, я в отличной физической форме и радуюсь жизни, - зависит от наличия в организме так называемых «наркотиков счастья»: это нейромедиаторы эндорфин, окситоцин и допамин.


Эндорфин связан с расслаблением, отдыхом, светом, вкусной едой, радостью жизни, ощущением новизны и влюбленностью.


Окситоцин связан с доверием, любовью и контактом.


Допамин связан с активацией умственной и физической, с концентрацией внимания и координацией движений. Его еще называют «нейромедиатором спортсменов». Он выбрасывается при любом движении, а также при постановке цели и успешном ее достижении. Как только цель достигнута, допамин падает, пока мы не поставим перед собой новую цель.


Точно так же допамин начинает вырабатываться в ответ на физические нагрузки, причем неважно, полны мы при этом сил изначально или, напротив, преодолеваем усталость и физическое истощение.


То есть, в каком бы состоянии мы ни начали активно двигаться, наградой нам будет удовольствие и чувство удовлетворенности от выброса в организм допамина. Как только мы перестали двигаться, допамин падает, и нам его ненадолго возвращают, как только мы вновь начали двигаться.


И это именно то, что происходило с нашей знакомой Никой. Она «подсела» на свой внутренний наркотик допамин, потому что его было легче всего добыть.


Естественно: это ведь куда проще, чем разбираться со своими истинными приоритетами в жизни, когда по молодости хочется «всего и сразу»! А тут еще и, не дай Бог, придется вносить ясность в супружеские взаимоотношения, которые надежны, стабильны и, по большому счету, устраивают обе стороны…


Психологи – часто «сапожники без сапог». Вместо того чтобы прояснить ситуацию со своим разговорчивым мужем, а также отказаться от чего-то из того, что необходимо «прочитать» и «написать», Ника нещадно гоняла свое тело, которое проще контролировать.


Кратковременное появление допамина давало на какой-то период чувство удовлетворения, а потом психика требовала следующую дозу допамина.

И ведь Ника – хороший профессионал, она в курсе этих механизмов. Если бы женщина с подобной проблемой была ее клиенткой, Ника эффективно помогла бы ей.


Но свои сложности мы замечаем, увы, совсем не так хорошо, как чужие.


Ситуация Ники со стороны кажется очевидной. Всем нам понятно, что в спорте есть фаза нагрузок и фаза восстановления, причем фазе восстановление придается не меньшее, а порой и большее значение, чем фазе нагрузок. Если это сверхнагрузки, то требуется сверхвосстановление. И сила воли тут не при чем. Кстати, это универсальный принцип и касается не только спорта.


А если, после примера с Никой, каждый из нас внимательно посмотрит на свою собственную жизнь именно с этой точки зрения?

Ведь спорт и физические нагрузки – это всего лишь частный случай того, что мы себе порой устраиваем.

Чтобы почувствовать себя полностью истощенным, совсем не обязательно грузить вагоны. Точно так же можно перегрузить себя и ответственностью, и количеством взятых на себя обязательств, которые невыполнимы. И это тоже непосильная нагрузка, как на психику, так и на тело, поскольку наше тело часто отражает то, что происходит у нас в душе.


Давайте честно спросим себя, а не бывает ли у нас уже с утра ощущения, что я так устал, что мне вообще ничего не хочется, кроме как уединиться на необитаемом острове и тупо лежать на пляже и смотреть на море, даже при этом не плавая, потому что плавание тоже берет силы? А некий властный голос внутри нас говорит: «А ну вставай! Никакой силы воли! Работы немеряно, пошевеливайся давай!» И мы послушно встаем и продолжаем брать на себя все новые и новые обязательства, хотя и со старыми-то расквитаться довольно сложно…


А ведь очень часто то, что мы склонны считать безволием или психологической депрессией, на самом деле является банальным физическим бессилием или, скорее, обессиливанием.


Однажды, лет десять назад, ко мне в храме подошел один замечательный священник, отец Г., с которым мы друг друга хорошо знали: это был человек, полностью отдававший всего себя служению и высокой миссии спасения больных детей. Отец Г... сказал мне тогда: «Можно я приду к вам на прием? У меня нет никаких сил, и я теряю желание жить». Его лицо было изможденным, под глазами - темные круги. «Я всегда рада вас видеть, дорогой мой отец Г., где вы захотите, но ответьте мне на один вопрос: как давно вы нормально спали ночью в последний раз? Хотя бы часов шесть-семь?» Отец Г… задумался и ответил: «Уже не помню». Мы договорились, что он для начала будет по-человечески высыпаться еженощно хотя бы одну неделю, а потом мы вернемся к нашему разговору.


Когда мы вновь увидели друг друга в назначенное время, нам обоим было понятно, что наша профессиональная встреча в кабинете психолога не состоится: отец Г… был бодр, энергичен, как всегда, и весь светился изнутри. Он искренне меня поблагодарил и сказал, что его состояние кардинально выправилось после того, как он неделю высыпался. «Вот что значит профессиональный психолог!» - сказал он.


Как мы с вами понимаем, психологией здесь и не пахнет: причины подавленности и опустошенности, в случае отца Г…, были чисто физиологические.

Не стоит непременно искать психологические проблемы там, где налицо банальный недосып или сбои со здоровьем.


Конечно, идеально, когда физическое лечение проходит параллельно с психологической работой: результаты в этом случае несравненно лучше и стабильнее. Но когда к нам обращаются с серьезной психологической проблемой, первое, что следует сделать – это понять, насколько она связана с физиологией, и начать работу именно с нее.


Замечательный доктор Борис Аркадьевич Воскресенский, много лет бывший заведующим острым отделением в психиатрической больнице имени Алексеева (ранее Кащенко), часто повторял: «Ох, как же я не люблю, когда начинают психологизировать все проблемы!»


Иногда, конечно, бывают и случаи, противоположные тем, о которых я рассказала выше. Человеку может не хватать физического движения и нагрузок именно из-за его проблем в волевой сфере, когда он не в состоянии, например, сказать себе твердое «нет» по поводу курения и желания целыми днями валяться на диване, вперившись в телевизор.


Тогда, параллельно с психологической работой, человеку предписывается в волевом порядке физическая нагрузка в соответствии с его актуальным состоянием здоровья. Да-да, иногда и заставлять себя надо! «Волевые мышцы» тоже имеют способность нарастать от регулярных правильных нагрузок!


У меня на этот счет есть и личные наблюдения, как у психолога, начинавшего работать еще в последнем десятилетии прошлого века.


До того, как у нас в стране окончательно установился капитализм, психологические проблемы у людей были в основном от несамостоятельности и отсутствия желания двигаться вперед, потому и ответственностью себя никто особо и не перегружал, особенно мужчины. Оно и понятно: в те времена тебе могли «дать ход» сверху, а могли и не дать. К тому же, было такое, ныне полностью устаревшее понятие, как «блат», без которого нечего было куда-либо соваться, и всегда был виден «потолок» возможного роста. А бедные женщины в те времена были настолько загружены работой по добыванию еды, готовке, уборке и ручной стирке, что они и не могли взять на себя обязательств больших, по сравнению с их физическими возможностями.

В наше нынешнее время налицо проблема как раз противоположная.

По причине того, что наш жизненный успех целиком зависит исключительно от нас самих, наиболее активным и ответственным людям хочется навалить на себя как можно больше задач, чтобы как можно большего достигнуть.


И это – ошибка.


Делать и хотеть сделать больше - еще не значит реально достигать большего.

Ведь до финиша доходят не все… Важно уметь брать на себя адекватную нагрузку и правильно ее распределять, чтобы не свалиться на полпути. Кстати, о тех, кто преждевременно сошел с дистанции по состоянию здоровья, как правило, никто не вспоминает и не сожалеет, кроме самых близких родственников.


Если нам хочется непременно «всё успеть» в этой жизни, то стоит разобраться, из чего состоит это «всё», и расставить приоритеты.


И, пожалуйста, давайте будем спать по ночам…


Надежда Владиславова

Просмотров: 0

© 2019 Надежда Владиславова